text mgu 2017 1VI Международная конференция молодых исследователей «Текстология и историко-литературный процесс» прошла на филологическом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова 9—11 марта 2017 г. Как и в прошлые годы 1, участники озвучили и обсудили результаты исследований по самому широкому спектру гуманитарных проблем, но в силу методологической и тематической специфики этого регулярного форума большая часть докладов так или иначе была связана с проблемами текстологии, научного комментария и издания памятников древней словесности и модерной литературы. Помимо докладов программа конференции включала презентацию нового издания Ю. К. Олеши (Олеша Ю. К. Зависть. Заговор чувств. Строгий юноша / Подгот. текстов А. В. Кокорина, коммент., статья Н. А. Гуськова, А. В. Кокорина. СПб.: Вита Нова, 2017), круглый стол по теоретическим и практическим проблемам писательских биографий с участием А. В. Вдовина (НИУ ВШЭ), М. С. Макеева (МГУ) и А. А. Холикова (МГУ) и лекцию специального гостя и дискуссанта конференции А. Ю. Балакина (ИРЛИ, СПбГУ). Конференция по традиции началась с презентации сборника, составленного из работ участников прошлого года (Текстология и историко-литературный процесс: Сб. статей / Под ред. А. О. Бурцевой, Ю. И. Красносельской, Л. А. Новицкас, А. Н. Першкиной, А. С. Федотова. М.: Буки Веди, 2017. Вып. V), а в первом заседании выступили исследователи древней словесности.

Доклад К. В. Вершинина (ИРИ) был посвящен славянскому переводу творений Евагрия Понтийского. До сих пор в славянской письменности были известны, если не считать псевдэпиграфов и отрывков в составе Симеонова Изборника, фрагменты трактата «О восьми духах лукавства», сочинения «Монах» («Слова об аскетическом делании») и «Увещаний к монахам, а также флорилегий «Евагрия философа разуми». В списке XV в. исследователь обнаружил фрагменты «Увещаний», «Монаха», а также трактата «О восьми духах лукавства». Фрагмент трактата вкупе с уже известными отрывками (частично с ним пересекающимися) составляет почти полный текст памятника. Докладчик показал, что перевод трактата сделан с пространной греческой редакции памятника (recension B), открытой Й. Мёйлдермансом в 1939 г. На основании данных языка можно заключить, что переводы выполнены на Руси в домонгольский период. Эти сведения обогащают представления о переводах, сделанных в Древней Руси, и о распространении сочинений Евагрия на православном Востоке.

Выступление А. С. Алексеевой (МГУ) было посвящено редакции «Жития Моисея, архиепископа Новгородского» в составе Краткого летописца новгородских владык. До сих пор не было установлено, когда и зачем создавалась эта редакция, какими источниками пользовался книжник. В результате сопоставления «краткой биографии» с новгородскими летописями XIV–XV вв. исследовательница выявила, что писец обращается к новгородской владычной летописи, но редактирует информацию, вследствие чего в тексте появляется множество анахронизмов. Алексеева вводит в научный оборот три новых списка «краткой биографии»: все они находятся в сборниках житий новгородских святых и, следовательно, текст воспринимался как самостоятельная редакция жития. О времени составления редакции можно судить на основании того, что она отражает реалии 2-й половины XV в.

Н. А. Демичева (МГУ) прочитала доклад об особенностях идеологии и поэтики рассказа о присоединении Пскова к Москве в Псковской III летописи. Большое значение для выражения позиции автора текста имеет отсылка к «Толковому Апокалипсису Андрея Кесарийского» (Откр. 17: 10–11). Летописец вносит в цитату изменения: «…шестое бо царство именоует в Роуси Скивскаго острова», — вписывая таким образом Русь в уже существующую эсхатологическую модель. Великий московский князь благодаря указанной отсылке изображается как предшественник Антихриста. Сразу после цитаты из «Толкового Апокалипсиса» в летописи приводится цитата из Евангелия от Матфея, связанная с эсхатологическим контекстом (Мф. 24: 20–21). Завершается рассказ молитвой Христу, что сближает рассказ с «Новгородской повестью о походе Ивана III Васильевича на Новгород», в которой так же сильны эсхатологические мотивы и которая тоже оканчивается молитвой.



О. А. Кузнецова (МГУ) выступила с докладом о драгоценных камнях в русской средневековой культуре. Упоминания о них и их легендарных свойствах в XVII в. встречаются нередко: от развернутых переложений латинских источников до кратких статей в азбуковниках. В основе большинства этих упоминаний лежит «Естественная история» Плиния, однако из-за немалого количества текстов-посредников (проповеди М. Фабера, сборники И. Камерария,  Ж. Коррозе и др.) в процессе перевода и переписывания в русскоязычные сборники вкрадывались ошибки. Исследовательница проследила путь целого ряда сюжетов, тем самым дополнив комментарий к некоторым «темным местам» в виршах Симеона Полоцкого и авторов начала XVII в.
О. А. Воробьева (МГУ) в докладе «А. А. Фет и журнал “Русское слово” (к вопросу о достоверности фактов, изложенных в воспоминаниях литератора)» сравнила воспоминания Фета о коротком периоде сотрудничества с журналом «Русское слово» с письмами и воспоминаниями современников литератора (М. П. Лихаревой, Л. Н. Толстого, Е. А. Штакеншнейдер и др.), а также участников журнального предприятия (Г. А. Кушелева-Безбородко, А. А. Григорьева, Я. П. Полонского, Г. Е. Благосветлова и др.). Исследовательница представила вниманию слушателей сходства и расхождения трактовок событий конца 1850-х — начала 1860-х гг., и попыталась очертить круг наиболее достоверных источников (в том числе архивных). Привлеченные материалы позволили не только проследить деятельность А. А. Фета в редакции «Русского слова», но и реконструировать отдельные события начального этапа существования журнала.

Выступление А. С. Перниковой (СПбГУ) было посвящено ранее неопубликованному (хранится в Санкт-петербургском филиале архива РАН) отзыву профессора Булича на комедию Островского «Воевода (Сон на Волге)» (1865). Отзыв написан в рамках работы комитета по вручению Уваровской премии для драматургов, где Булич выступал в качестве приглашенного эксперта, и содержит ценный материал для изучения как рецепции пьесы, так и литературного процесса того времени в целом. Анализируя отзыв, докладчица предприняла попытку реконструкции механизмов работы комитета премии и сравнила отзыв Булича с мнениями, высказанными в статьях о пьесе как литературных, так и театральных критиков. Концептуальной рамкой сообщения была проблема критериев оценки драматического текста в целом.

В докладе О. В. Овчарской (СПбГУ) «Малая пресса 1880-х гг.: текст в периодическом издании» объяснялись особенности композиции и поэтики юмористической и бытописательской журналистики конца XIX в. Анализу подверглись приемы, позволявшие «привязать» текст к определенному изданию (упоминание названия газеты или журнала в заглавии или в самом тексте; шуточное обращение к читателю с просьбой писать в редакцию журнала; фиктивные сноски); перекрестные отсылки, обеспечивавшие единство номера, в том числе и на уровне иллюстраций; элементы, призванные подтолкнуть читателя к покупке следующего номера (романы-фельетоны, рассказы с продолжением, шарады и загадки с ответами в следующем номере).

В выступлении И. Киселюте (Вильнюсский университет) суммировались имеющиеся на настоящий момент данные о принципах оплаты авторского труда на протяжении имперского и советского периодов. Докладчица пришла к выводу о ритмичной смене двух основных моделей, главное различие между которыми заключается в том, кто выступал заказчиком литературных текстов. В XVIII и в XX вв. гонорар писателя был неустойчив и зависел главным образом от заказов и желания государственной власти. А XIX и XXI вв., в свою очередь, схожи между собой на идеологическом уровне, основным заказчиком становится читатель, литература вырабатывает механизмы получения обратной связи и ищет способы удовлетворения потребностей коллективного заказчика.

У. В. Башко (МГУ) через анализ переведенного В. А. Жуковским рассказа неизвестного автора «Молочница и золотых дел мастер» (1809) вписала творчество поэта-романтика в контекст экономических дискуссий начала XIX в. — эпохи популярности учения Адама Смита. Было показано, как идеи шотландского философа-моралиста преломляются в «экономическом воображении» писателя. Героине Жуковского молочнице Жульетте удалось разбогатеть, во многом благодаря своему эгоизму и тщеславию. Это «превращение» в докладе было описано через предложенную Смитом метафору «невидимой руки рынка», которая описывает механизм достижения благополучия всего общества через удовлетворение в первую очередь своих собственных потребностей.

В докладе В. А. Воробьевой (СПбГУ) «Литературная позиция В. Г. Белинского и А. И. Герцена и автобиографический жанр (на материале публикаций в журнале “Отечественные записки” 40-х годов)» критик и литератор были представлены как носители противоположных представлений о смысле и назначении мемуарного текста. Статьи Белинского 1840—1846 гг. показывают, что в мемуарах он более всего ценил не психологическое погружение в личность автобиографического героя, а достоверное изображение исторической эпохи. Герцен же, несмотря на устанавливающееся в 40-е гг. единомыслие с Белинским, в «Записках одного молодого человека» (1840—1841) создал автобиографический в своей основе текст совершенно другого типа: в этом тексте история преломлялась через сознание человека и открывался путь к концепции «человека в истории», предложенной впоследствии в «Былом и думах».

Я. А. Семешкина (МГУ) уточнила принадлежность так называемого «Альбома Марии Фермор» — известного рукописного памятника, единственного сохранившегося документа из архива семейства Ферморов, сыгравшего важную роль в жизни Н. А. Некрасова, послужившего материалом для бытовых апокрифов Лескова «Инженеры-бессребреники» и романа Ф. Толстого «Болезни воли». Докладчицей была доказана принадлежность рукописи Н. Ф. Фермору — другу Некрасова и прототипу героев названных произведений. Об этом свидетельствует поэтическая полемика с Некрасовым, альбомная запись самого Н. Ф. Фермора 1831 г. Кроме того, среди рисунков в альбоме был обнаружен предположительно портрет самого Н. Ф. Фермора, основание для такого вывода дало сравнение изображенного портрета с описанием внешности героя романа Толстого.

А. И. Мартыненко (НИУ ВШЭ) в докладе «Литературная репутация Баратынского в начале 1820-х гг.: к постановке проблемы» предприняла попытку деконструкции биографического мифа о Е. А. Баратынском, созданного самим поэтом и его ближайшим окружением. Подробного проанализировав первые публикации Баратынского, а также те его стихотворения, которые были зачитаны в Вольном обществе любителей российской словесности, докладчица предложила гипотезу о специальном конструировании Баратынским собственной биографии как поэта-элегика. Предметом специально рассмотрения стали также первые упоминания о Баратынском и его произведениях в журналах и альманахах 1820—1823 гг., которые позволили дополнить представления о позиции Баратынского в литературном поле в начале 1820-х гг.

Я. А. Матвеева (МГУ) на материале романтических поэм А. С. Пушкина изучила изменения пунктуации в издательской практике XIX в. Остановившись в основном на распределении знаков «,», «;», «:» в пушкинских текстах, исследовательница показала, что поэт владел принятыми в его время правилами пунктуации значительно хуже, чем его редакторы. Последние же, очевидно, обладали значительной свободой воли в исправлении пунктуации пушкинских поэм. Рассматривая материал с лингвистической точки зрения, Матвеева пришла к выводу о впечатляющих темпах изменения и выравнивания пунктуационной системы русского языка в 1-й трети XIX в. Докладчица выразила надежду на то, что подобные исследования могут способствовать решению актуальных издательских задач.

В выступлении К. В. Сарычевой (Государственный литературный музей), посвященном поэме М. Ю. Лермонтова «Сашка», была разобрана сложная история текста поэмы, опубликованного в разных версиях П. А. Ефремовым и П. А. Висковатовым. Пессимистически оценивая возможность реконструкции авторского текста, К. В. Сарычева полагает, что характер редакторской правки как раз поддается объяснению. Впервые текст поэмы был обнаружен и опубликован Висковатовым, а затем поэму перепечатал со своими исправлениями Ефремов в собрании сочинений Лермонтова. При этом правка Ефремова, как было показано, определялась его редакторскими привычками и предпочтениями, а не желанием «восстановить» текст Лермонтова. Ср.: Висковатов печатает «жизнь грозна, как плоский берег Финского залива», Ефремов исправляет «грозна» на «грязна». Этот и другие примеры «улучшений» Ефремова анализировались в докладе.

В докладе Е. С. Шлосман (НИУ ВШЭ) «Завидует ли герой М. Ю. Лермонтова тучкам? (Попытка лингвистического анализа)» разбиралась концовка хрестоматийного стихотворения «Тучи», предполагающая вариативные интерпретации: противопоставляет ли герой себя тучкам или, наоборот, проецирует все, что говорится о тучках, на свою судьбу? Исследовав корпусным методом конструкции типа «нет Х-у Y-а», Е. С. Шлосман показала, что в позиции Y всегда оказывается нечто желательное для X. Исходя из этих наблюдений, автор делает заключение о том, что для лирического героя в стихотворении «Тучи» предпочтительнее иметь родину и возможность быть оттуда изгнанным (ведь для того чтобы быть изгнанным, нужно иметь место, откуда изгонять), чем быть холодным, бесстрастным и безродным, как туча.

Выступление Г. И. Борисова (МГУ) было посвящено изданию раннесредневековых правовых памятников, вышедшему в свет в Базеле в сентябре 1557 г. Исследователя заинтересовали напечатанные на полях комментарии, сделанные составителем книги, швабским историком Иоганном Герольдом. Большого внимания специалистов эти комментарии до настоящего времени не привлекали, однако они служат ценным источником как для изучения издательских принципов Герольда, так и для реконструкции отношения издателей XVI в. к формам раннесредневековой «кухонной» латыни при публикации древних текстов.

Наталья Данилова (РГГУ) рассказала о системе королевских привилегий на книгопечатание во Франции и эволюции представлений о  роли переводчика в XVI—XVII вв. Функционирование литературы, как показала докладчица, было поставлено в рамки, определяемые сложной системой, которая включала королевские привилегии, правовые обычаи и нормы цеховых уставов, а также многочисленные судебные решения и регулировала деятельность французских печатников, переплетчиков, книготорговцев и «авторов», к которым французское право этого периода относило как авторов оригинальных произведений, так и переводчиков.  

П. Ю. Князев (МГУ) выступил с докладом «Особенности текста пьесы Йоста ван ден Вондела “Гейсбрехт Амстердамский” в контексте формирования городского самосознания XVII в.». Исследователь провел сравнительный анализ источников пьесы и показал, как структура сочинения Вондела испытала влияние классических образцов (прежде всего, «Энеиды» Вергилия). Обращая внимание на характер заимствований, Князев разобрал, как взаимопроникновение античных канонов и христианских мотивов было использовано для создания образов, позволявших читателю и зрителю сопоставить средневековый Амстердам не только с Троей и Римом, но и с современным Вонделу городом.

Е. А. Ящук (Тартуский университет) отметила двойственность значения словосочетания «народная война» в 1-й трети XIX в. и проанализировала контексты его употребления в романе М. Н. Загоскина «Рославлев». Концепция народной войны у Загоскина тесно связана с тем, как писатель понимал «русский национальный характер» — общий для всех сословий, неизменный на протяжении всей русской истории и опирающийся на верность российскому государю. Кроме того, народная война у Загоскина оказывается необходимым условием обретения Россией культурной независимости.

К. В. Новашевская (Тартуский университет) представила ряд комментариев к сочинению А.А. Шаховского «Три женитьбы», показав, что этот текст идейно связан с другими произведениями писателя, опубликованными как раньше, так и позже. От других сочинений Шаховского рассмотренное отличается своей тематикой. Писатель предлагает читателям занимательный любовный сюжет, связанный с тремя французскими парами театральных деятелей. Каждую пару Шаховской разоблачает, указывая на ее безнравственность и распутство. Шаховскому необходим этот сюжет, чтобы упомянуть о различии нравов русских и французов и представить первых в более выгодном свете.

А. Ю. Соловьев (Тартуский университет) в докладе «“Почему же рассудка француз не имеет?” (Фонвизинский контекст “Зимних заметок о летних впечатлениях” Ф. М. Достоевского)» остановился на дискуссионном вопросе о подлинности фонвизинских писем из Франции, предложив смешанную трактовку их генезиса: это были литературно обработанные подлинные письма, в которых нашли отражение как печатные источники, так и устный субстрат. Трактовки событий и нравов тем не менее подаются в письмах Фонвизина как результат личных впечатлений, резко отличных от устоявшихся представлений о Европе и, в частности, Франции. Именно это свойство писем привлекло Достоевского, обратившегося к опыту писателя XVIII в. при создании собственного псевдотравелога.

Д. О. Шаров (МГУ) проанализировал контекст создания трагедии «Старец Пафнутий» П. А. Ефремова. Ранее исследователи уже указывали на пародийность текста по отношению к произведению А. Ф. Писемского «Поручик Гладков» и различным псевдоисторическим пьесам. Докладчик продемонстрировал, что в своем сочинении Ефремов высмеивал не только конкретного автора и ложную эрудицию сочинителей-графоманов, он также предложил образец научного юмора, направленного против недобросовестных ученых, их концепций и методов изысканий. С помощью образа старца, реплики которого — это неправильные прочтения рукописей, высмеивались недобросовестные публикаторы. Все это дает основания считать трагедию Ефремова не театральной пародией, а историко-литературной сатирой.

В. В. Филичева (ИРЛИ) проанализировала формы и функции использования чтения для описания персонажей в произведениях Ф. К. Сологуба, а также собрала суждения о современной писателю литературе на материале его романов, рассказов и незаконченных отрывков из архива. Докладчица установила, что в прозе Сологуба заметны несколько тенденций описания героя через отношение к книгам: 1) читающие дети, 2) снижение образа «нечитающих» взрослых, 3) читающие герои интерпретирующие, творчески перестраивающие написанное в своем понимании.

А. С. Пахомова (СПбГУ) проследила историю существования литературного объединения эмоционалистов в период с 1921 по 1924 г., чтобы установить, почему, претендуя на успех в литературной среде, писатели в итоге не смогли его добиться. Залогом успеха в литературе 1920-х гг. было «групповое» существование писателей; одновременно в эти годы начинает складываться классификация объединений, которая впоследствии будет определять текущий литературный процесс («попутчики», «пролетарские писатели», формалисты, имажинисты и др.). На примере объединения эмоционалистов можно установить, какие стратегии репрезентации выбирали для себя литературные объединения, ориентированные не на отражение социалистической действительности, а на творческие установки начала ХХ в., какова была репутация таких групп в печати и, в конечном итоге, как работал механизм «закрепления» в литературе новых писательских организаций.

Доклад Б. В. Цымбала (Национальная академия наук Украины) был посвящен вопросу белых пятен в библиографии В. И. Нарбута. Из 12 прижизненных стихотворных сборников поэта три до сих пор числятся необнаруженными («Вий», «Веретено» и «Стихи о войне»). Докладчик опроверг предположение, будто ненайденные сборники — это циклы, печатавшиеся в периодике, которые постепенно стали восприниматься как сборники, а на самом деле их никогда и не было. Опираясь на неучтенные ранее архивные источники, исследователь восстановил историю одного из трех фантомных изданий и объяснил причину его ненаходимости. Учитывая свидетельство самого Нарбута о количестве его поэтических книг, докладчик провел аналогии и предположил, что такой же удел постиг и два других сборника поэта.

В. В. Файнберг (НИУ ВШЭ) предложила новый вариант работы с необычным источником — «Камер-фурьерским журналом» В.Ф. Ходасевича: в результате компьютерной обработки дневник стал базой для количественного исследования. Основываясь на теории графов, удалось создать сеть (network) русской творческой эмиграции. Основными задачами работы были высчитывание и интерпретация пиков социальной активности Ходасевича, соотнесение центральности (centrality) разных героев «Журнала». Кроме того, стало возможно увидеть, с какими группами эмигрантов автор общался больше всего.

В докладе М. А. Кривошеиной (НИУ ВШЭ) был рассмотрен один из аспектов деятельности  У. Т. Стеда — редактора английских изданий «Review of Reviews» и «Pall Mall Gazette», журналиста, сотрудничавшего с «Новым временем». Докладчица сосредоточилась на его роли посредника между русской и британской культурами рубежа веков. Особенное внимание было уделено публикации Стедом в Англии нашумевшей повести Л. Н. Толстого «Крейцерова соната». Исследовательница отметила, что русофильская позиция Стеда воспринималась его современниками как бунтарство на фоне русско-британского соперничества.
А. Назарова (МГУ) на примере рассказа Е. Н. Чирикова «Роман в клетке» и пьесы Л. Н. Андреева «Екатерина Ивановна» рассмотрела вопрос о художественном воплощении женского самосознания в русской литературе начала ХХ в. В эту эпоху меняется традиционное место женщины в обществе, в частности укрепляется мысль о ее праве на свободу в отношениях. Но в литературе этого периода собственно женская точка зрения по-прежнему почти не отражена. Выбранные произведения составляют исключение. Они объединены сюжетом измены женой мужу. Измена описывается через ее восприятие женщиной, чье поведение художники трактуют как закономерную реакцию на актуальные социальные и философские проблемы современности.

Выступление М. Р. Хамитова (НИУ ВШЭ) было посвящено анализу раннего стихотворения О. Э. Мандельштама «Европа» (1914), опубликованного в одной из первых поэтических антологий о начале мировой войны («Аполлон». 1914. №6–7). Докладчик продемонстрировал, что «Европа» с ее сопряжением «космического» и «личного» взглядов на историю нарушила все жанровые конвенции этой патриотической подборки и наметила особый тип «военной поэзии» позднего Мандельштама.

В докладе А. А. Самарина (Тартуский университет) был подробно рассмотрен биографический подтекст «Рассказа в пути» (1916) С. Ауслендера. В рассказе иносказательно изображен любовный треугольник между В. Брюсовым, Н. Петровской и С. Ауслендером, относящийся ко времени итальянского путешествия автора и Н. Петровской (1908). Изображение этого любовного треугольника имеет общие особенности, в том числе структурные, с изображением любовного треугольника в каноническом символистском романе — «Огненном ангеле» (1908) Брюсова. Исследователь убедительно показал, что обращение Ауслендера к этому тексту не эпигонство или эстетический консерватизм, а переосмысление известной ситуации в целях скрытой художественной полемики.

А. В. Нижник (Москва) в докладе «Я-повествование как форма литературной и журнальной полемики 1920-х гг. (С. Малашкин, П. Романов, А. Платонов)» обратила внимание слушателей на то, как установка на полемику, характерная для общественной ситуации 1920-х гг., проявлялась в творчестве упомянутых авторов. По мнению докладчицы, форма «я-повествования» в повестях «Без черемухи» и «Луна с правой стороны» помогла отразить, в частности, споры вокруг женского вопроса. В рассказе А. Платонова «Антисексус» полемическое я-повествование иронически обыгрывается в форме псевдодокументальных отзывов, якобы написанных современниками автора.

Доклад Ю. М. Мурафы (ГУ ВШЭ) «Казахская фольклорная сталиниана в 1930-х гг.» был посвящен переводам песен казахских акынов из четырех фольклорных сборников, вышедших на русском языке в 1930-х годах. Подробно рассмотрев поэтику казахского песенного фольклора о Сталине, исследовательница пришла к выводу, что авторство большей части текстов было сфальсифицировано, а сами тексты изначально были написаны не на казахском, а на русском языке.

А. О. Бурцева (Москва) предложила рассмотреть хорошо исследованный рассказ Андрея Платонова «Такыр» в кругу текстов, с которыми тот был напечатан в альманахе «Айдинг-Гюнлер». Исследовательнице удалось выявить признаки того, что написанные для альманаха прозаические тексты влияли друг на друга. В частности, был поставлен вопрос об общих чертах у рассказа Платонова и повести П. Скосырева «Оазис».

А. В. Кокорин (СПбГУ) в докладе «“Строгий юноша” и нестрогие корректоры: о текстологии прижизненных изданий киносценария Ю.К. Олеши» представил классификацию текстуальных расхождений, выстроенную в результате сопоставления четырех прижизненных изданий упомянутого произведения. Как оказалось, правка часто была обусловлена не всегда оправданными личными интенциями издательских работников, а значительная часть разночтений является опечатками. Также докладчик выявил несколько правок, которые пока не нашли адекватного объяснения: в некоторых местах киносценария были добавлены или изменены фразы, и связано это, вероятно, с процессом съемок впоследствии запрещенного фильма А. Роома «Строгий юноша».

К. И. Плотников (ИМЛИ) продемонстрировал, какие вопросы ставит рукопись перед публикатором. В докладе «Текстологические проблемы научного издания авторской переработки Сигизмунда Кржижановского романа Г. Уэллса «“Освобожденный мир”» исследователь представил архивную находку: единственный текст С. Киржижановского, написанный от руки и проливающий свет на процесс переработки романа Г. Уэллса. Особенности орфографии и пунктуации не позволяют дать однозначного ответа на вопрос о том, как нужно публиковать обнаруженную рукопись.

О. А. Неклюдова (Москва) исследовала генезис композиционно-повествовательных техник М. А. Булгакова. Она сделала ряд предположений о том, как в романе «Мастер и Маргарита» на текстовые стратегии писателя мог влиять современный ему кинематограф. В качестве примера возможных киноисточников романа были проанализированы фильмы «Кабинет доктора Калигари» Р. Вине, «Доктор Мабузе, игрок» Ф. Ланга, «Индийская гробница» Дж. Майя. Влияние кино выявляется не только на уровне мотивов, образов и приемов, но и на уровне композиции, воссоздающей киносеанс начала ХХ в.

В докладе Е. А. Пастернак (МГУ) «“Владелец лучшего из баров” или “филолог и поэт”? Жанр дружеского послания в творчестве Бориса Рыжего: традиции и новаторство» был поставлен вопрос о жанровой природе некоторых стихотворений Рыжего. Исследовательница, в частности, попыталась объяснить, чем руководствовался поэт, выбирая биографические детали из жизни того, к кому обращался. Было выдвинуто предположение, что при составлении автокомментария Рыжий и адресат стихотворения пытались осуществить мистификацию.

М. К. Цой (МГУ) в докладе «“Пирожки”, “порошки” и их японские родственники» проследила генезис и развитие отдельных форм современной сетевой поэзии. Исследовательница сумела выявить японские корни в формальной организации коротких сетевых стихотворений. Также она отметила, что «пирожки» и «порошки» соотносятся с японской поэзией и содержательно (в частности, с жанром сэнрю).

Специальный гость конференции А. Ю. Балакин (ИРЛИ, СПбГУ) в лекции на тему «Пушкинская текстология: в мире неясного и нерешенного» рассказал о возможных перспективах изучения творческого наследия Пушкина сегодня: в лекции был обозначен ряд проблем, которые требуют разрешения в процессе подготовки академического собрания сочинений Пушкина. Первая группа вопросов — о завершенности и незавершенности некоторых текстов. Известны и такие случаи, когда законченные произведения Пушкина дошли до нас в незаконченном виде, и такие, когда незавершенные, черновые сочинения (например, «Храни меня, мой талисман…») неверно воспринимаются как законченные. Другой проблемой является датировка. Пушкин не датировал свои сочинения точно, мог, в частности, указать не то время, когда написал стихотворение, а то, когда получил отразившееся в тексте впечатление (разница могла составлять несколько лет). Лектор рассказал о текстологических, источниковедческих способах датировки. Отдельно рассматривалась проблема пушкинских подзаголовков, которые вычеркивались первыми издателями — не ясно, следует ли подзаголовки включать в основной текст сейчас. В конце лекции ученый рассказал о некоторых своих находках и наблюдениях.

В рамках конференции прошел круглый стол «Проблемы писательских биографий», во время которого М. С. Макеев, А. В. Вдовин, А. А. Холиков обсудили с участниками конференции ряд наиболее актуальных вопросов: насколько точна биографика и что такое факт биографии, каким языком писать биографию писателя, какому читателю предназначаются подобные книги, можно ли рассматривать отдельно биографию творца и человека, как выбрать сюжет для книги о писателе — с чего начинать такую книгу и чем заканчивать.

Второй год «Текстология» становится площадкой для презентации изданий. На этот раз вниманию слушателей была представлена новая публикация произведений Ю. К. Олеши «Зависть», «Заговор чувств» и «Строгий юноша» (СПб.: Вита Нова, 2017).  Работавший над книгой А. В. Кокорин рассказал о принципах публикации текстов. Так, по материалам прижизненных изданий (в частности, по журналу «Красная новь») восстановлены места, искаженные авторской и редакторской правкой. Также по архивным источникам воспроизведены пометки цензора в «Заговоре чувств». Издание произведений Олеши впервые сопровождается обширным научным аппаратом: комментарием и вступительной статьей, а также впервые составленной хроникой жизни и творчества Олеши. Для удобства читателя выпущенные места и постраничные сноски относительно значимых расхождений в прижизненных редакциях оформлены синим, а подчеркивания цензора — красным цветом. Книгу проиллюстрировал петербургский художник М. С. Карасик, работающий в технике монтажа, которая была популярна в 1920-е гг.

Бурцева Алла Олеговна, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Федотов Андрей Сергеевич, канд. филол. наук, PhD, преп. кафедры истории русской литературы филологического факультета МГУ, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

1 Конференция проходит ежегодно с 2012 г. Она была задумана выпускниками и на тот момент аспирантами филологического факультета Московского университета Л. А. Новицкас, А. Н. Першкиной и А. С. Федотовым. За годы существования команда организаторов пополнилась Ю. И. Красносельской и А. О. Бурцевой, поддерживают проект студенты, аспиранты и преподаватели факультета. В последнее время установились и традиционные даты проведения конференции — середина марта. За шесть лет существования проекта свои работы в стенах Московского университета представили молодые исследователи из академических, музейных и университетских центров 21 города, в конференции приняли участие филологи, историки, лингвисты из России, Германии, Италии, Канады, Литвы, Японии, Эстонии и Финляндии. По итогам каждой конференции готовится сборник «Текстология и историко-литературный процесс», печатные экземпляры которого можно найти в крупных российских и иностранных библиотеках, а электронные варианты размещены на сайте конференции: tekstologia.jimdo.com. Здесь же публикуются объявления о начале приема тезисов на очередную конференцию, программы и хроники предыдущих лет, фотогалереи и др.